Комиссия по производству и рынку минеральных удобрений Российский союз промышленников и предпринимателей

Следы "дикого рынка": итоги многолетнего спора "Уралхима" и экс-руководства ТОАЗ, РАПСИ

Ежегодно от 5 до 15 тысяч уголовных дел возбуждается в отношении российских топ-менеджеров и непосредственно предпринимателей. Часть из них — наследники эпохи 90-х, получившие некогда государственные предприятия как перспективные источники неиссякаемого дохода. Судьба таких компаний зачастую плачевна и сводится к растущим с годами потерям не только на уровне бюджета организации, но и экономики страны.

РАПСИ при участии эксперта проанализировало многолетнюю тяжбу АО «Объединенная химическая компания «УРАЛХИМ» (Уралхим) с бывшими руководителями ПАО «Тольяттиазот» (ТОАЗ) в контексте по-прежнему актуальной проблемы незаконной эксплуатации предприятий их владельцами.

Корпоративный спор о контроле над химическим концерном ТОАЗ, входящем в мировую десятку лидеров по производству аммиака, является одним из самых продолжительных в России.

Затянувшийся характер конфликта как нельзя лучше иллюстрируется произошедшими за этот период знаковыми изменениями в стране. В частности, речь идет о трансформации тех сфер, которые непосредственно касаются методов разрешения последствий рейдерских захватов и другого наследия 90-х: реформа судебной системы, реорганизация следственных органов, увеличение роли государства в урегулировании подобных вопросов.

Призраки другой эпохи

История берет начало с нулевых, когда руководство предприятия заявило о том, что «Тольяттиазот» подвергается попыткам рейдерского захвата со стороны структур Виктора Вексельберга — владельцев миноритарного пакета акций.

Ситуация во взаимоотношениях между миноритарием и менеджментом ТОАЗ обострилась в 2008 году, когда вышеупомянутая доля была продана «Уралхиму». Подтверждением тому стало обращение ОХК в один из арбитражных судов с жалобой на невозможность иметь доступ к документации «Тольяттиазота». В итоге вопрос о попытке рейдерского захвата химического концерна был снова поставлен его представителями, только на этот раз обвинения уже были направлены в адрес возглавляющего «Уралхим» Дмитрия Мазепина.

Спустя четыре года по данному факту было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, фигурант которого — председатель совета директоров ТОАЗ Сергей Махлай, находящийся тогда и по сей день за границей — был объявлен в розыск и заочно арестован. Уже в тот момент следствие обладало доказательствами того, что на протяжении нескольких лет «Тольяттиазот» продавал аммиак и карбамид по заниженной стоимости зарубежным партнерам через компании Ameropa и Nitrochem Distribution AG Андреаса Циви. Нанесенный предприятию ущерб на тот момент оценивался в 550 миллионов долларов.

Управление организацией к Сергею Махлаю перешло по наследству в 2011 году от его отца — Владимира, возглавлявшего предприятие на протяжении 26 лет. Последний также неоднократно привлекался к уголовной ответственности, в частности, за нарушения во время приватизации предприятия в 1996 году и неуплату налогов.

Однако суд над потомственными предпринимателями состоялся только во второй половине десятилетия. Напомним, 5 июля 2019 года совладельцы «Тольяттиазота» Владимир и Сергей Махлаи, а также их швейцарский партнер Циви были приговорены к девяти годам колонии общего режима по обвинению в мошенничестве, совершенном организованной группой, в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ). Поскольку подсудимые находятся за рубежом, приговор был вынесен заочно.

Адвокат Александр Зорин:

«Последние годы я наблюдаю за активным судебным противостоянием «Уралхима» и Владимира Махлая, который в 90-е годы получил контроль над крупнейшим в своей отрасли производственным активом ТОАЗ, используя в дальнейшем его в своих интересах. Своеобразные, спорные и новые операционные схемы позволили долгое время туманить нашим правоохранителям голову. При этом рисковали своей безопасностью простые люди, муниципальные власти и региональные территории. Изощренная схема размывания корпоративной вуали, позволила реализовывать схему заниженной, по мнению суда, рыночной стоимости продукции в большом количестве и перепродавать ее по аффилированным цепочкам по рыночной цене, тем самым возможно принося убытки российской экономике.

Примечательно, что подобная схема была организована в сопредельном государстве Белоруссия по делу о директорах сахарных заводов, которая, по мнению властей, представляла угрозу национальной безопасности государства.

Положительный прецедент

Одной из специфических особенностей данного судебного процесса стало злоупотребление представителями подсудимых своими правами. Так, юристы потерпевшей стороны — «Уралхима» — отмечали затягивание процесса, срыв судебных заседаний, доведение до абсурда стадии представления доказательств стороной защиты. Такие действия адвокатов Махлая и других обвиняемых поставили вопрос о необходимости ввести меры, которые обеспечили бы гарантию реализации права на доступ к правосудию (в данном случае его едва не были лишены представители потерпевшего).

Как ранее сообщил в интервью РАПСИ адвокат Московской городской коллегии адвокатов Александр Низов, «тактика преднамеренного затягивания процесса была избрана защитой с самого начала». «Адвокаты подсудимых постоянно заявляли претензии и ходатайства — например, вначале им не понравилось, что обвинительное заключение оглашается якобы „слишком быстро“. При этом для себя защитники добились права оглашать одни и те же материалы несколько раз. Хотя по их ходатайству к делу было приобщено несколько десятков томов, любое решение не в свою пользу они тут же объявляли „нарушением своих прав“ и пытались срывать судебные заседания. Незадолго до завершения процесса, то есть полтора года спустя после его начала, один из защитников вдруг заявил о необходимости вызвать в суд с десяток иностранных граждан, не сумев толком объяснить, какое отношение к процессу они имеют. При этом вызвать иностранцев в суд адвокат предложил по электронной почте», — отмечал он.

Другим важным аспектом этого дела, имеющим прецедентное значение и доказывающим появление нового вектора у судебной системы, является защита интересов миноритарных акционеров. Именно их активность в сочетании с тщательным анализом представителей третьей ветви власти способствовала ликвидации многолетней схемы нарушения прав не только акционеров, но и сотрудников предприятия, а также общественных и государственных интересов в связи с отсутствием необходимых вложений в инфраструктуру организации со стороны его владельцев.

Уверенно констатировать тягостность и бесперспективность положения ТОАЗ в преддверии возбуждения уголовного дела можно, анализируя стратегию поведения предприятия на рынке: один из крупнейших в мире поставщиков аммиака пребывает в зависимости от контракта на эксклюзивную продажу продукции единственному покупателю; происходит установленный к настоящему моменту судом вывод денежных средств в офшоры. В итоге значимое предприятие, формально продолжая функционировать при отсутствии стратегии корпоративного управления, рискует оказаться в точке невозврата: когда долги и перспективы развития даже в планах на несколько лет не могут перекрыть друг друга.

Таким образом, судебный процесс по делу ТОАЗ продемонстрировал существование эффективного механизма правового контроля без ущерба для производства со стороны миноритарных акционеров за действиями управленцев, эксплуатирующих предприятия в своих интересах.

Дело «Тольяттиазота» подтверждает, что система научилась эффективно решать задачи, связанные с проблемными предприятиями, принимая сторону объекта инфраструктуры, его сотрудников и устраняя токсичные институции без ущерба для бизнеса.

Спекулянты исчезли, последствия остались

Результаты рассмотрения иска «Уралхима» доказали, что мажоритарные акционеры «Тольяттиазота» действовали так, будто являлись единственными собственниками предприятия и его имущества. Тем самым были нарушены права владельцев миноритарных пакетов акций.

Так, судом установлено, что в 2007 году в «Тольяттихимбанке», принадлежащем Сергею Махлаю, были открыты расчетные и валютные счета «Тольяттиазота», на которые поступала выручка от продажи аммиака и карбамида компании Nitrochem Distribution AG. Часть прибыли регулярно оставалась в распоряжении подсудимых и не возвращалась на предприятие, то есть деньги фактически поступали в распоряжение не ТОАЗ, а преступной группы подсудимых.

В ходе процесса было доказано, что вышеописанным образом Владимир и Сергей Махлаи, а также Циви и глава швейцарской компании Беат Рупрехт похитили около 85 миллиардов рублей, принадлежащих «Тольяттиазоту» и его акционерам. Теперь по решению суда им, а также другим сопряженным с ними физическим и юридическим лицам, предстоит выплатить 87 миллиардов рублей компенсации.

Адвокат Александр Зорин:

Как показывает динамика и результат судебных процессов, суды регулярно встают на сторону «Уралхима», однако семья Махлаев не прекращает оказывать сопротивление из-за границы, в том числе и сомнительными с точки зрения права методами коммуникации.

Судебные процессы по этому направлению символизируют завершение эпохи «дикого рынка» 90-х. С объективной долей уверенности это можно считать частью эффективной государственной стратегии, активно реализуемой в аспекте борьбы с помощью правовых механизмов с незаконной эксплуатацией социально важных активов предприятий. На примере процесса «Уралхима» и ТОАЗ, можно сказать, что судебная система сегодня вполне эффективно защищает интересы работников предприятий, способствует общегосударственным задачам, постепенно снимая негативные последствия былых рейдерских захватов, а дополнительные законодательные изменения для решения этой проблемы и вмешательство исполнительной власти не требуются при условии, что судебная власть правильно оценит наказ президента Российской Федерации Владимира Путина: «Строго следует соблюдать требования о разумном сроке уголовного судопроизводства. В решении обозначенных, резонансных для общества вопросов нужно тесно взаимодействовать с органами прокуратуры, другими коллегами».

Дело «Тольяттиазота» сформулировало важные вопросы, на которые предстоит отвечать не только суду, но также и правоохранительным органам, и непосредственно предпринимателям. В частности, не наносят ли подобные действия мажоритарных акционеров, использующих популярные стратегии конца прошлого века, ущерб государственного масштаба? А если так, то не могут ли подобные случаи предусматривать активизацию механизмов по защите национальной безопасности?

Пока эти вопросы открыты, остается только еще раз обратиться к уже доказанным фактам из дела Махлаев, иллюстрирующим масштаб не мошенничества на отдельном предприятии в Приволжском федеральном округе, а национальной трагедии 90-х.

Так, в период с 2009 по 2012 годы одна лишь турецкая компания Yildiz Entegre Agac Sanaye Ve Tigaret A.S. приобрела у компании «Нитрохем» 11,5 тонны аммиака по цене 282 доллара за тонну. ТОАЗ же получил за нее от швейцарского посредника 171 доллар за тонну. Таким образом, торговая маржа составила свыше 64% при том, что в отрасли минеральных удобрений и химии она редко превышает 5,5% и в среднем по миру держится в районе 3%.

Стоит также отметить и еще один, более очевидный, факт нанесения ущерба государству Махлаями. Путем занижения налогооблагаемой базы при проведении незаконных сделок ими, согласно вступившим в силу решениям арбитражных судов, с 2008 по 2012 годы общая сумма недоплаченных предприятием налогов составила 2,5 миллиарда рублей.

А поскольку важное для российского производства имущество было переписано на иностранные офшоры, это вполне напоминает события эпохи, закончившейся делом ЮКОСа, когда государственная безопасность России оказалась под непосредственной угрозой в результате уничтожения ряда крупнейших предприятий и перехода других под зарубежный контроль.

Однако сейчас процесс над бывшим руководством «Тольяттиазота» ввиду продемонстрированной эффективности и прозрачности может рассматриваться как содержащий позитивную тенденцию прецедент.